Вводная лекция

Вводная лекция

Вводная лекция.
В научной деятельности психологу повсевременно приходится оперировать какими-либо цифрами: это могут быть результаты 1-го испытуемого, приобретенные при использовании определенного теста, численно выставленные результаты наблюдения, групповые характеристики, также результаты массовых Вводная лекция обследований испытуемых при осуществлении научной работы.

Грамотному спецу принципиально осознать, что стоит за всеми этими числами. Познаний, приобретенных в школе для этого очевидно недостаточно, время от времени случается, что недостаточно и познаний научного общества Вводная лекция. В данном случае и математикам, и психологам, и биологам, в особенности генетикам, приходится додумывать самим как лучше провести нужные расчеты. Естественно, почти всегда возможно обойтись без схожих изысканий — так велик арсенал Вводная лекция имеющихся способов математико-статистической обработки данных, но стоит хоть немножко отступить в сторону от торенной дорожки, как окажется, что простора для творчества сильно много.

История отношений арифметики с другими науками всегда складывалась очень Вводная лекция разносторонне в том плане, что математическим формулам, в особенности теориям, способам и научным фронтам очень трудно показаться беспочвенно — самим по для себя как некоторого продукта блуждающего в числах математика. Неувязка внедрения математической Вводная лекция обработки данных всегда появляется в рамках практической деятельности, начиная с разработки технических проектов и заканчивая созданием компьютерных “игрушек”, потому многие способы математической обработки данных начинают создаваться не только лишь и не столько “незапятнанными Вводная лекция” математиками, сколько представителями других профессий, для которых неувязка нехватки адекватных математических подходов становится в особенности животрепещущей.

Наш курс — “математические способы в психологии”, и в связи с этим в особенности приятно Вводная лекция вспомнить, что у истоков многих математических способов, используемых в психологии стоят выдающиеся психологи. Посреди “нематематических” направлений, в особенности виртуозно использующих арифметику, в первых рядах стоят социология и генетика. То, что делают спецы по Вводная лекция математической генетике способно потрясти человека немного ориентирующегося в арифметике. Довольно вспомнить, пожалуй единственного человека в XX веке, который с гордостью мог сказать: “мы институтов не кончали”, — известного генетика Н. Тимофеева-Ресовского. Он Вводная лекция сумел так подойти к научному исследованию, что, пройдя штатскую войну и проучившись только на младших курсах института, сумел уехать для научной работы в Германию — фашистскую Германию, заниматься “расслабленно” там наукой Вводная лекция в период репрессий в Рф и во время Величавой Российскей войны. Возвратиться в Россию сходу после войны, кратковременно попасть под репрессии и вновь оказаться нужным. Заниматься возлюбленной наукой при 2-ух тоталитарных режимах Вводная лекция 2-ух воюющих государств. Такое мог делать только выдающийся ученый. Посодействовала ли ему в научном творчестве математика? Хоть какой спец по генетике произнесет, что у генетики своя специфичность, но без арифметики здесь не обойтись Вводная лекция, в особенности, Н. Тимофееву-Ресовскому.

У психологии тоже своя специфичность, и без арифметики тоже не обойтись, даже при попытках ответить на самые обыкновенные вопросы: что стоит за числами, отражающими уровень развития Вводная лекция какого-нибудь психического свойства у индивидума — как соотносятся эти числа и реальный уровень развития этого свойства. А может быть Вы нашли, что детки в лицейском классе уступают школьникам, обучающимся по обыкновенной программке Вводная лекция по силе нервной системе. Вдруг это обосновано случайными факторами, ведь не могут же в различных классах соотношение меж учащимися с разной силой нервной системы совпадать с точностью, к примеру, до процента?

А может Вводная лекция быть Вы составили опросник, к примеру, на тему “боязнь мглы” и у Вас появилось подозрение, что вопросы, которые Вы в него включили уж очень разнородны. Как обосновать, что один вопрос лучше, а другой Вводная лекция ужаснее? Что эти вопросы, допустим, на две различные темы, обосновать опытным методом, а не с помощью собственных “личных” умозаключений?

А вдруг Вы захотели предложить юношам, студентам 3 курса, оценить только один признак: как различаются Вводная лекция фото женщин, изготовленных в одной и той же обстановке и, делая упор на приобретенные данные, собрались сделать вывод о том, на что конкретно ребята направили внимание?

Вот и выходит, что психологи, фактически Вводная лекция с момента зарождения психологии начинают, хотя бы малость, мыслить математически. Особых фурроров в этом направлении достигнули ученые, которых условно можно отнести к англосаксонской школе психологии. На верхушке айсберга этого направления для практического Вводная лекция психолога непременно окажутся Г. Ю. Айзенк и Р. Кеттел, известные своими тестами. А ведь для сотворения этих тестов использовалась достаточно мощная для тех пор математика — факторный анализ и эти испытания Вводная лекция создавались не сами по для себя, а в рамках диспозиционального подхода к личности человека, почти во всем основанном на факторном анализе.

А у истоков, много поглубже, лежат работы таких выдающихся психологов как Вводная лекция Ф. Гальтон, Л. Терстоун (L. L. Thurstone) и Спирмен (S. Spearman). Эти психологи часто сами делали математические способы в психологии как на уровне математического обоснования предложенных способов, так и развивая профессиональную лексику психолога.

Как Вводная лекция понятно есть дисциплинарные аспекты научности и требования к научности работы, равно как и языку науки, могут очень отличаться у представителей различных специальностей.

Это полностью относится к математическим способам в психологии. Практика Вводная лекция ежедневной научной работы психолога, социолога, биолога, доктора и т.п. добивалась от хоть какого математического способа наибольшей доступности для спеца не имеющего фундаментального математического образования. Время от времени границы научного языка Вводная лекция были так жесткими, что математические и организационные способы в рамках отдельных дисциплин стали рассматриваться как отдельная наука. Ученые многих поколений признательны таковой науке как биометрия (она же вариационная статистика, либо “био статистика”), в Вводная лекция рамках которой “обычным” языком излагалось как обрабатывать приобретенные данные и как организовать исследование с учетом таковой обработки. Нам достаточно много потребовалось времени, чтоб понять, что те математические способы, которые создавались психологами, социологами и Вводная лекция биологами, к примеру, факторный анализ, ранговая корреляция, дисперсионное отношение и т.п. все таки являются способами арифметики, а не психологии, социологии либо генетики. Если вспомнить образное выражение Гексли, то математика “всякую засыпку Вводная лекция смелет, но ценность помола определяется только ценностью засыпанного”1.

Непременно, нужна дисциплина, объединяющая все виды обработки данных в определенной прикладной науке, эта дисциплина должна быть очень математизирована. Из “математических дисциплин Вводная лекция” к потребностям психолога более близки теория вероятностей и математическая статистика, но... с позиций психологии они очень неполны и непривычны. Биометрия грешит недооценкой роли психологов и очень низким отражением специфичности зания предмета психологии, не считая того Вводная лекция, биометрия, по последней мере декларативно, содержит в себе методику организации экспериментального исследования. В психологии этим занимается отдельная наука — экспериментальная психология. Все же биометрия, по последней мере в нашей стране, оказалась Вводная лекция в авангарде пользующегося популярностью изложения математических способов естественнонаучного исследования живых объектов. А на данный момент, может статься, эту нишу займут создатели компьютерных программ, которые очень заинтересованы в том, чтоб их разработками мог воспользоваться фактически Вводная лекция хоть какой юзер.

И все таки есть в математических способах психологии своя специфичность, которой нет в математических способах “других наук”. Когда психолог старается изучить либо смоделировать в процессе решения прикладных Вводная лекция задач процесс мышления человека либо структуры мозга, то он вступает в сферу исследовательских работ таковой науки как информатика, а поточнее в сферу исследования, сотворения и внедрения искусственного ума (artificial intelligence, AI).

Как Вводная лекция здесь не вспомнить, что перед психологом находится “человек как предмет зания” — как минимум объект био и соц сразу. Эта специфичность, по последней мере на теоретическом уровне, позволяет психологу прибегнуть ко всему диапазону Вводная лекция научных способов зания, начиная от естественно научных и заканчивая способами чисто гуманитарных дисциплин.

Мы начинаем гласить о математических способах в психологии и обязаны признать, что навряд ли сможем вполне осветить весь диапазон способов, используемых Вводная лекция психологами, по последней мере, мы коснемся часто встречающихся из их.


До того как начать математико-статистическую обработку результатов психического исследования, нужно эти результаты получить, т.е. измерить какие-либо характеристики, предположительно имеющие Вводная лекция отношение к предмету нашего психического исследования.

Но этого не достаточно. Необходимо, как это может быть, точно знать, что представляют собой имеющиеся данные и как их цифровое отображение соотносится с величиной измеряемого Вводная лекция признака. Та логика, которой нас учили при работе с числами в школе может подойти далековато не всегда. Мы привыкли мыслить, что 6 вдвое больше, чем три, а 5 отличается от 4 ровно на такую же величину Вводная лекция, что и 10 от 9. Факты неоспоримые, если не испытать сопоставлять реальную величину признака и его числовое отображение, приобретенное в процессе измерения. Со многими чисто “психическими” чертами тут могут появиться трудности.

Сначало в Вводная лекция науке властвовал аддитивный подход к измерению, от латинского слова additio — сложение, в британском языке add тоже значит “добавлять”, “ложить”. Согласно аддитивному подходу “измерение — операция, средством которой определяется отношение одной (измеряемой) величины Вводная лекция к другой однородной величине (принимаемой за единицу); число, выражающее такое отношение, именуется численным значением измеряемой величины”2.

Сущность такового подхода ординарна — нам нужна единица измерения, к примеру, единица расстояния метр либо единица Вводная лекция массы килограмм. Потом нужно иметь какую-либо точку отсчета — ноль, лучше, задаваемую естественно, меньше которой величины измеряемого признака быть не может. К примеру, ноль веса — данный предмет никаким образом не давит на опору Вводная лекция либо подвес, ноль расстояния меж объектами, когда они соприкасаются вместе и т.п. Измерить хоть какой признак можно вроде бы складывая равные образцы измерения. Расстояние от Петербурга до Москвы можно найти измеряя его Вводная лекция в метрах, метр за метром, при этом эти метры всегда схожей длины, найти вес автомобиля, вроде бы прибавляя друг к другу всегда равные значения килограмма. Приобретенные значения будут очень комфортны Вводная лекция для работы, мы сможем сказать, как различаются друг от друга измеренные объекты и во сколько раз.

Неувязка заключается в том, что в психологии эти соотношения по большей части не производятся.

Допустим, мы решили измерить общительность Вводная лекция человека с помощью теста-опросника, составили опросник из 20 вопросов, на 10 из которых компанейский человек должен ответить “да”, а на 10 — “нет”. За каждый ответ респондента как компанейского человека мы начисляем один балл Вводная лекция.

1-ая неувязка возникнет уже из-за того, что мы сделали методику самооценки. Выходит, что расстояние мы всегда мерим одним и этим же метром, а оценивать себя будут всегда различные люди. Если мы Вводная лекция считаем частоту телефонных дискуссий показателем общительности, то один человек, разговаривая дважды в денек по телефону, ответит “да”, он нередко гласит по телефону, в то время как другой посчитает, что два телефонных разговора Вводная лекция в денек — это изредка. Но это еще не самое ужасное, так как и при самом четком измерении все таки есть отличия от настоящего значения признака, вызванные случайными факторами.

Серьезней то Вводная лекция, что ноль баллов, если их наберет кто-нибудь из испытуемых ни в коей мере не будет соответствовать реальному нулю в значении измеряемого признака. Да, человек набрал ноль баллов по общительности, но ведь с вами, экспериментатором Вводная лекция, как-то был установлен контакт для ответов на вопросы и с другими людьми этот человек как-то разговаривает, означает общительность у него не ноль? Выходит, что для приобретенных результатов Вводная лекция уже и два раза два не четыре, в том плане, что испытуемый, набравший два балла, отличается от испытуемого набравшего четыре балла вдвое по величине балла, а вот во сколько раз по величине общительности Вводная лекция, стоящей за этими баллами — непонятно.

Да и это еще относительно маленькая неувязка, в конце концов, найти расстояние меж объектами можно, взяв точку отсчета произвольно, в любом случае разница меж ними по Вводная лекция измеряемому признаку будет явна. Мы можем найти расстояние от окна нижнего этажа до окна второго, измерив ее конкретно. Если таковой способности нет, измеряем расстояние от земли до верхнего края окна нижнего этажа и Вводная лекция до нижнего края окна второго этажа — разница меж ними остается той же что и при конкретном измерении. Метр всегда остается метром.

А балл? По наименованию он тоже всегда остается баллом, а по Вводная лекция величине измеряемого признака нет.

Возьмем самый обычный случай. Мы желаем найти уровень ума человека по тому, как управится он с решением 3-х задач. Представим также, что наш “тест” затрагивает только одну грань Вводная лекция ума человека, допустим, логическое мышление. Еще упростим ситуацию — наши задачки вправду будут отличаться по уровню трудности. Выходит, что если человек решит самую легкую задачку, то он заработает 1 балл, если решит задачку посложнее, то Вводная лекция два балла: один балл за эту, более сложную задачку и 1 за ту, самую легкую, которую он с таким уровнем ума просто решит. Три балла, вероятнее всего, получит тот, кто решит самую Вводная лекция сложную задачку — другие две он решит “автоматом”.

Тот, кто заработал 2 балла отличается от человека, решившего всего одну задачку на один балл, а если Вы заработали 3 балла, то разница с человеком, набравшим два балла, тоже Вводная лекция будет 1 балл, но только по числу баллов!

А вдруг 1-ые две задачки были легкими, а 3-я — очень сложной тогда и получится что разница по уму соответственная разнице меж первым и вторым баллом Вводная лекция будет малозначительной, а разница меж вторым и третьим — громадна. А вдруг было напротив, одна задачка оказалась очень легкой, а две другие — очень сложными. Подобрать задачки, отличающиеся друг от друга на равную величину Вводная лекция трудности, а позже еще обосновать что набранные баллы также отличаются друг от друга на равную величину соответственного им уровня ума испытуемых фактически нереально. А ведь мы взяли еще относительно обычной случай Вводная лекция.

Состоялось ли измерение, невзирая на все вероятные некорректности? Конечно да, ведь даже по таким результатам мы как минимум сможем ассоциировать уровень ума различных людей.

Вот и выходит, что обычный, аддитивный Вводная лекция подход к измерению для таких наук как психология в большинстве случаев оказывается неосуществимым. Это послужило толчком к разработке репрезентационной теории измерения (РТИ), создателем которой стал Стивенс (S. S. Stevens).

Измерение это процесс символического представления Вводная лекция параметров изучаемых объектов.

В рамках этой теории на первых шагах исследования экспериментатору “позволяется” определять данное психологическое качество, исходя из собственных представлений о нём. Далее такое “видение” претерпевает экспериментальную проверку надежности, валидности и др Вводная лекция. черт создаваемой методики. Все же, нужно, чтоб измерение отвечало определенным требованиям.

Хоть какое измерение непременно должно включать в себя четыре составляющие:

  1. Никакое измерение нереально без объекта измерения, наших испытуемых. Психолог время Вводная лекция от времени может быть очень наблюдательным человеком и подметить такие психические свойства, которые до него никто ранее не замечал. К примеру, К. Г. Юнг первым направил внимание на то, что люди разделяются на Вводная лекция экстравертов и интровертов, Кречмер предложил свою систематизацию типов телосложения и т.п.

Полностью естественное желание — найти степень либо форму выражения этого свойства у испытуемых, т.е. измерить его. И всё же Вводная лекция, чтоб измерение состоялось, принципиально чтоб испытуемые обладали тем качеством, которое мы желаем измерить. Все люди различаются по таковой характеристике как общительность. Современная концепция зоопсихологии позволяет психологу учить фактически всех представителей королевства животных Вводная лекция. Допустим, мы желаем измерить общительность животных. Очевидно, методики самооценки здесь будет использовать трудно. Самый обычный метод — создать схему хронометрированного наблюдения, в какой можно фиксировать различные формы проявлений социальной активности животных Вводная лекция, их интенсивность и частоту, а позже высчитывать некоторый балл. В итоге у соц животных, в особенности владеющих способностью к игре, общительность будет относительно просто измеряться. В тоже время у животных, ведущих одиночный стиль Вводная лекция жизни и контактирующих с представителями собственного вида только в супружеский период либо в процессе брутальных столкновений при борьбе за жизненно-важные ресурсы такое психологическое качество как общительность определять глупо.

Таким макаром Вводная лекция, для измерения нужно иметь огромное количество испытуемых, владеющих измеряемым качеством, по другому говоря — эмпирическую систему. 1-го испытуемого будет недостаточно. Мы никогда не узнали бы, что А. Энштейн был превосходным человеком, если б не могли Вводная лекция сопоставить его с другими людьми. А так как наши испытуемые будут отличаться друг от друга, то по измеряемому качеству они будут находиться в каком-либо отношении вместе.

Потому 1-ый элемент измерения можно именовать Вводная лекция эмпирической системой с отношениями (время от времени его именуют обилием А).

2. То, каким образом будет проводиться измерение, почти во всем определяется личным подходом исследователя. В любом случае мы должны Вводная лекция верно представлять для себя, в каком виде будут представлены результаты измерения для отдельного испытуемого. Может быть, это будут баллы в спектре от 0 до 20, может это будет вес с точностью до килограмма, а Вводная лекция может это будет типологическая принадлежность.

Каждый вероятный итог будет любым образом обозначаться, т.е. получит свое шкальное значение. Потому в качестве второго элемента измерения подойдет неважно какая формальная знаковая система (огромное количество R), не непременно Вводная лекция числовая. К примеру, мы желаем измерить характер человека и представляем итог измерения в традиционном виде: наши испытуемые будут разделяться на холериков, флегматиков, сангвиников и меланхоликов. Итог измерения есть, но это далековато Вводная лекция не числа. Оценку тревожности малышей в микрогруппе можно сделать просто упорядочив их по уровню наблюдаемой тревожности. Результатом измерения будут числа в виде получившихся порядковых номеров 1, 2, 3 и т.д. Для этой цели можно Вводная лекция использовать римские числа I, II, III, буковкы алфавита и т.п. Строго говоря, это будет знаковая (математическая) система с отношениями, так как в большинстве случаев мы предполагаем, что знаки в этой системе Вводная лекция как-то соотносятся вместе, к примеру, отличаются на определенную величину и эти отличия в знаковой системе должны свидетельствовать об различиях в величине измеряемого признака.

3. Наших испытуемых и вероятные результаты измерения Вводная лекция (знаковую систему) нужно любым образом сопоставить вместе. По другому говоря, нужна функция, отображающая эмпирическую систему в знаковую. К огорчению, подобрать слово, другое слову “функция” трудно. Если мы скажем “методика”, “процедура” и т.п., то употребленный Вводная лекция нами термин обычно будет иметь более широкий смысл — методика измерения должна включать в себя знаковую систему и обычно учитывает эмпирическую систему (других испытуемых) в виде тестовых норм, измерение само Вводная лекция по себе является “процедурой” и т.п.

4. Сначало предполагалось, что этих 3-х частей: эмпирической системы, знаковой и функции, отображающей эмпирическую систему в знаковую довольно для определения понятия измерения. Но скоро направили внимание на то, что Вводная лекция при проведении измерения есть причины, ограничивающие свободу исследователя в манипулировании знаковыми системами.

К примеру, если мы решили, что по темпераменту все испытуемые разделяются на 4 группы: холериков, сангвиников, флегматиков и меланхоликов Вводная лекция, то, в принципе, мы можем обозначать эти группы как угодно: именовать их по-английски, по латыни, приписать каждой группе свою пиктограмму. В конце-концов, можно будет просто именовать: 1-ая группа, 2-ая Вводная лекция, 3-я и 4-ая. Главное, чтоб состав этих групп не изменялся. Если же мы вдруг решим, что обозначения групп 1, 2, 3, 4 отражают уровень развития характера у их, что меланхолики более “темпераментны” чем флегматики, флегматики, чем меланхолики и Вводная лекция т.п., то результаты наших измерений исказятся. Такое преобразование шкальных значений не будет допустимым.

Таким макаром, допустимое преобразование, это такое изменение знаковой системы, которое не приводит к искажению результатов измерения Вводная лекция.

Так как и числовая, и знаковая системы являются системами с отношениями, то должно быть определенное соответствие меж ними, либо гомоморфизм.

Согласно которому для каждого элемента эмпирической системы (испытуемого) найдется собственный элемент знаковой системы Вводная лекция, при этом таковой, чтоб отношениям частей знаковой системы соответствовали дела меж элементами эмпирической системы. В случае гомоморфизма различным объектам, в принципе, могут быть приписаны однообразные значения, к примеру, испытуемые набрали однообразные баллы по шкале Вводная лекция общего ума либо несколько человек характеризуются как владеющие сильной нервной системой и т.п.

Допустим, Ваш сосед весит 76 кг, а его ребенок — 38. Результаты измерения веса мы можем представить как угодно Вводная лекция: в граммах, килограммах, фунтах, пудах и т.д. Главное, применительно к данному случаю, чтоб при использовании знаковой системы было видно, что сосед вдвое тяжелее малыша. Другими словами отношение меж ними по Вводная лекция измеряемому признаку сохранились. При этом в “дела” нередко вкладывается более широкий смысл, чем в “определенное число раз”.

Представим, мы упорядочили всех учащихся первого класса по уровню их адаптации к школе. Приобретенные порядковые номера мы осознаем Вводная лекция как знаковую систему, отражающую уровень их адаптации к школе. По этим порядковым номерам, очевидно, нельзя сказать, во сколько раз один ученик более приспособлен к школе, чем другой. И все Вводная лекция таки эта знаковая система отражает реально имеющиеся в эмпирической системе дела — дела порядка. Учащихся по данному признаку упорядочить можно, мы это сделали и порядковые дела меж испытуемыми сохранились в знаковой системе. При Вводная лекция всем этом каждому элементу знаковой системы соответствует только один элемент эмпирической системы. Т.е. каждому испытуемому мы можем приписать собственный “символ” и у другого испытуемого такового значения по данному признаку быть не может. Это явление Вводная лекция именуется изоморфизмом (личный случай гомоморфизма).

Итак, мы знаем главные элементы из которых состоит измерение. Разумеется, что и методика, с помощью которой мы будем его проводить, и процедура сотворения таковой методики тоже будут Вводная лекция включать в себя те же самые элементы. Потому самое время разобраться с определениями.

Измерение — это всегда процесс, процесс отображения эмпирической системы в знаковую. На способности таковой репрезентации, представления эмпирической системы в Вводная лекция виде знаковой, и построена репрезентационная теория измерения. Время от времени отмечают, что принципиально рассматривать измерение как “процесс связывания абстрактных понятий теории с наблюдаемыми эмпирическими индикаторами измерения3”(Ю. Н. Толстова).

Это Вводная лекция вправду так, поначалу у исследователя складывается какое-то представление об измеряемом качестве, его модель. К примеру, К. Г. Юнг представлял для себя людей совершенно точно относящимися или к группе экстравертов, или группе Вводная лекция интровертов.

Потом задумываются, какая знаковая система будет соответствовать данному представлению, вроде бы моделируют знаковую систему. В этом случае этой системой будут просто наименования групп. У Г. Ю. Айзенка, появилось представление об экстраверсии-интроверсии Вводная лекция как о черте личности, в итоге появилась методика измерения, в какой знаковая система представлена в виде баллов и значимая часть испытуемых получает средний балл, другими словами являются амбивертами, а не экстравертами либо интровертами,

Потому Вводная лекция время от времени молвят, что измерение представляет собой “моделирование параметров эмпирической системы средствами арифметики” (Ю. Н. Толстова).

Нам представляется, что понятие измерения можно сконструировать также исходя из того, что знаковая система Вводная лекция представляет собой просто символическое выражение измеряемого характеристики, в данном случае измерение это процесс символического представления параметров изучаемых объектов.

В процессе измерения психолог пользуется шкалами. Что все-таки такое шкала? Если прочесть определения Вводная лекция различных создателей, то может сложиться воспоминание, что понятие это очень разнородно.

Шкала — это “правило, определяющее, каким образом в процессе измерения каждому изучаемому объекту ставится в соответствие некое число либо другой математический конструкт (Ю Вводная лекция. Н. Толстова)”. Замечательное определение, в особенности, если вспомнить, что бывают различные виды шкал, связанные с процедурой их сотворения, к примеру, шкала Лайкерта, шкала Гуттмана, шкала Терстоуна, балльные шкалы и т.п Вводная лекция., не говоря уже о делении шкал на типы.

Дальше Юлиана Николаевна отмечает, что “время от времени, в соответствие с традицией, шкалой будем именовать совокупа шкальных значений объектов изучаемой эмпирической системы Вводная лекция”. Согласно той же традиции “шкала измерительного прибора, часть отсчетного устройства прибора, представляющая собой совокупа отметок (точек, штрихов, расположенных в определенной последовательности) и проставленных у неких из их чисел отсчета и др. знаков, соответственных Вводная лекция ряду поочередных значений измеряемой величины”4.

В. Н. Дружинин несколько сдвигает акцент: “Правила, на основании которых числа приписываются объектам, определяют шкалу измерения. …Приписывание чисел объектам делает шкалу”. В пособии А. Н. Гусева, Ч Вводная лекция. М. Измайлова и М. Б. Михалевской говорится: ”Правила состоят в том, чтоб определенные дела, которые установлены для чисел, производились также и на огромном количестве реакций. Зависимо от того, какие конкретно дела можно установить Вводная лекция для данного огромного количества реакций, строится и соответственная шкала измерения”.

По другому говоря, требование гомомофизма является значимым для хоть какой шкалы, но понятие шкалы все таки оказывается обширнее. Если возвратиться к истокам понятия Вводная лекция “шкалы”, то нельзя не согласиться с четким замечанием В. Н. Дружинника, что “шкала (лат. scala — лестница) в буквальном значении есть измерительный инструмент”. Выходит, что для старого римлянина не было сложностей Вводная лекция в определении шкалы, он лицезрел перекладины лестницы и для него это была “scala”, он определял расстояние с помощью линейки, на которой были какие-либо отметки, обозначающие длину, означает это тоже “scala”, он определял Вводная лекция вес и тоже лицезрел на весах отметки, надлежащие тому либо иному весу — опять “scala”.

Нам представляется целесообразным использовать последующее рабочее определение шкалы. Шкала — это в узеньком и широком смысле измерительный инструмент психолога Вводная лекция, обеспечивающий адекватное представление 1-го измеряемого признака в виде знаковой системы.

В узеньком смысле это будет “совокупа шкальных значений”, “представляющая собой совокупа отметок…”, а в широком — методика измерения 1-го психического признака. Такое Вводная лекция обширное осознание все таки не будет противоречить осознанию шкалы в четких науках. Так как в психологии, в отличие от других наук, роль измерительного прибора в значимой степени делает человек, сама методика психического измерения Вводная лекция начинает делать функцию шкалы.

С понятиями измерения и шкалы плотно сплетено понятие шкалирования. Кратко, это процедура построения шкалы. А вот уже зависимо от того, как обширно мы трактуем понятие шкалы это может Вводная лекция быть или эмпирическое определение набора шкальных значений, способных более правильно отразить особенности измеряемого признака, или полная разработка методики измерения определенного психического свойства с тщательнейшей проработкой всех частей измерения, или стандартизация данных Вводная лекция (представление результатов измерения данного признака в тех же единицах, что и другого) и т.п.

В теории психического измерения понятия измерения, шкалы и шкалирования верно разделены друг от друга. Чтоб измерить какое-либо психологическое Вводная лекция качество нужна методика его измерения, которую, зависимо от нашей теоретической позиции, мы на сто процентов либо отчасти ассоциируем с понятием шкалы, когда мы эту методику создаем, мы увлечены шкалированием. На практике Вводная лекция отделить эти понятия друг от друга бывает достаточно трудно. К примеру, существует методика исследования ценностных ориентаций Рокича. Испытуемому предлагается набор ценностей, которые он упорядочивает по значимости. В итоге выходит уникальная для респондента иерархия Вводная лекция ценностей. Что это было? Можно сказать, что это было измерение значимости для испытуемого каждой ценности, в рамках шкалы, в какой набор шкальных значений совпадает с числом имеющихся ценностей. А можно Вводная лекция сказать, что мы получили шкалу ценностей, уникальную для данного испытуемого, так как абстрактные порядковые номера получили практический смысл только после того, как с каждым порядковым номером сопоставилась определенная ценность, т.е. произвели шкалирование Вводная лекция.


1 Константинов П. Н. Основы сельскохозяйственного опытнейшего дела. — М., 1952. — С.206

2 БСЭ, Т.12. — М., 1972. — С.77.

3 Толстова Ю. Н. Измерение в социологии. — М.: ИНФРА-М, 1998. — С.194.

4 БСЭ. — М., 1978. — С.422


vvedenieko-vtoromu-izdaniyu.html
vvedeniya-v-obshuyu-psihologiyu.html
vvedite-ogranicheniya-na-dannie-vvodimie-v-pole-dolzhnost-dolzhni-vvoditsya-tolko-slova-professor-docent-i-li-assistent.html