Введениеко второму изданию

Введениеко второму изданию

Моше Фельденкрайз. Книжка «Осознавание тела как исцеляющая терапия. Случай с Норой». История восстановления после инфаркта

Апрель 11, 2012

«Я увлечен осознанием наших методов функционирования для того, чтоб мы могли научиться делать свою жизнь легче и чтоб она доставляла больше удовольствия»
Моше Фельденкрайз

Вашему вниманию предлагается перевод книжки Моше Фельденкрайза «Осознавание тела как исцеляющая Введениеко второму изданию терапия. Случай с Норой». В данной книжке, представляющей собой записанную лекцию, рассказанную Фельденкрайзом перед своими студентами, Моше обрисовывает свою работу с дамой по имени Нора, которая растеряла часть функций (осознавание тела, чтение, письмо, отчасти речь) в итоге инфаркта. Фельденкрайз ведает о процессе обучения, который был нужен для возвращения Норы к Введениеко второму изданию обычной жизни, о принципах, лежащих в базе его работы с ней, и приводит свои рассуждения по решению появившихся перед ним задач.

Желаю приятного чтения.

Введение

1. Кто такая Нора?

2. Выход из лабиринта

3. Ошибки: часть обучения

4. Улучшение против исцеления

5. Разговаривая без слов

6. Чувство для осознания

Квинтэссенция

Вопросы — и уклонение от полных ответов на их

Заметившим опечатки, просьба выслать Введениеко второму изданию информацию о их, выделив текст и нажав Ctrl+Enter. После исправления ошибок полный текст книжки единым файлом будет выложен для скачки.

К содержанию

Вступление ко второму изданию

Способ Фельденкрайза — это самый выдающийся метод улучшения человечьих возможностей, с которым мне приходилось встречаться. «Осознавание тела как исцеляющая терапия: Случай с Норой» — это более Введениеко второму изданию полное имеющееся описание работы доктора Моше Фельденкрайза с личным «клиентом». Нора — это 60-летняя дама, у которой пострадали речь, мышление и движение после перенесенного широкого инфаркта. Что умопомрачительно, ей удалось вернуть утраченные возможности после работы с Фельденкрайзом. По мере того, как Фельденкрайз разъясняет собственный метод мышления и работы с Норой, мы постигаем Введениеко второму изданию его гений и невероятную пользу его способа.

Хоть какой представитель «помогающих» профессий — физиотерапевт, логопед, спец по трудотерапии, психолог, доктор и
медсестра — отыщут в этой книжке уникальную точку зрения, которую они могут использовать для улучшения собственной работы.
Опытнейший практик способа Фельденкрайза может существенно сделать лучше функционирование при широком диапазоне нарушений Введениеко второму изданию — при церебральном параличе, травмах мозга, инсультах, также болях в спине, шейке и плече. В то же время способ Фельденкрайза на самом деле не является «терапией», но быстрее активирует метод обучения, который содержит в себе как мозг, так и всего человека в целом. Таким макаром, способ имеет принципиальное значение для образования и Введениеко второму изданию хоть какой области, где задействованы обучение и формирование способностей, например, музыка, танцы и спорт.

Подход Фельденкрайза основывается на четком осознании нервной системы человека. Его работа предвосхитила многие идеи в неврологии и медицине, которые с того времени стали принятыми, такие как асимметрия полушарий мозга и недвойственность тела и психики. Как Введениеко второму изданию Фельденкрайз показывает в собственной работе с Норой, его осознание нервных функций базируется как на био наследстве, так и индивидуальной истории. Многофункциональные заслуги Норы связаны с неизменным вниманием к ее чувству собственного плюсы и нраву.

Я очень рекомендую прочесть и насладиться историей Норы. Читатели будут вознаграждены и очарованы этой умопомрачительной Введениеко второму изданию историей и тем глубочайшим способом, который она иллюстрирует.

Уолтэр Уитриол, доктор медицины
Департамент реабилитационной медицины
Школа медицины Института Джона Хопкинса
июнь 1993

Введениеко второму изданию

Вначале размещенная в 1977 году, книжка «Осознавание тела как исцеляющая терапия — Случай с Норой» многими признается как классика в области соматического обучения и терапии. Это драматическая история дамы Введениеко второму изданию, проходящей процесс восстановления от кровоизлияния в мозг, которое привело к значимым физическим и психическим дилеммам. Моше Фельденкрайз направляет нас шаг за шагом через экстраординарный процесс ее восстановления по мере того, как она равномерно учится поновой многим потерянным ею способностям.

Данное описание — это пример подхода к улучшению людского функционирования через Введениеко второму изданию движение, который стал известен как способ Фельденкрайза. Хотя Фельденкрайз написал огромное количество книжек и статей, это его единственный письменный отчет о работе в определенном случае. Он планировал, что данная книжка станет первой в серии под заглавием «Приключения в тропических зарослях мозга». К огорчению, его насыщенное расписание не позволило Введениеко второму изданию ему окончить вторую книжку в серии до его погибели в 1984 году.

«Осознавание тела как исцеляющая терапия — Случай с Норой» Фельденкрайз написал в стиле рассказа о случае из практики, подобно двум величавым клиническим неврологам А.Р. Лурии и Оливеру Саксу. В историю работы с клиентом включены тонкие подробности ее жизни, что присваивает необыкновенную Введениеко второму изданию глубину разбору клинического варианта.

Фельденкрайз ценил книжки и Лурии, и Сакса, чувствуя, что их подход к разбору случаев был более идентичен с философией его работы, чем академический стиль, при котором пациент рассматривается как представитель категории патологий либо заболеваний.

Одной из самых приметных особенностей данной книжки будет то Введениеко второму изданию, с какой детализацией Фельденкрайз обрисовывает собственный свой процесс мышления по мере продвижения в работе с Норой. Он сразу детектив, учитель и терапевт, и так близко знакомит нас со своим подходом, что читатель начинает интересоваться: «Каким будет последующий шаг для Норы?». Мы проходим прямо за Фельденкрайзом в поисках решения появившихся Введениеко второму изданию задач, лицезреем его успехи и тупики, получаем уникальную возможность ознакомиться с теми вопросами, которые он задает для себя, и его наблюдениями во время работы с Норой.

До собственной погибели Моше Фельденкрайз успел приготовить маленькое количество практиков собственного подхода. С того времени способ Фельденкрайза продолжает свое распространение и получает Введениеко второму изданию все большее мировое признание. На сегодня в мире существует практически две тыщи практиков способа, живущих в Северной и Южной Америке, Европе, на Ближнем Востоке и в Австралии.

Элизабет Берингер и Дэвид Земах-Берзин
Беркли, Калифорния
Сентябрь, 1993

Вступление

«Случай с Норой» — это 1-ая из серии историй из моей практики. Любая будет обрисовывать часть моей Введениеко второму изданию работы с людьми.

Я использую две техники: одна это невербальная манипуляция, именуемая «Функциональная интеграция». Другая, применяемая в огромных группах всех возрастов, вербальная, и именуется «Осознавание через движение».

Обе техники расширяют осознавание себя и таким макаром содействуют наилучшему стилю жизни. Они учят методичному использованию наших собственных возможностей, с которыми многие Введениеко второму изданию знакомы только поверхностно. Эти возможности в итоге оказывают влияние на наше поведение.

Последующая подлинная история была рассказана перед аудиторией. Использованная в ней рабочая теория размещается кое-где в центре меж интуитивными гипотезами и будущим научным Евангелием.

Введение

Существует много методов и видов обучения. Некие безграмотные люди лучше обучены, чем вы и я Введениеко второму изданию.

Существует обучение навыку; существует обучение, через которое мы расширяем наши зания либо осознание того, что уже знаем. И есть важнейший вид обучения, которое происходит вкупе с физическим ростом. Под этим последним видом я понимаю такое обучение, при котором количество возрастает и меняется в новое качество, а Введениеко второму изданию не просто расширяется набор познаний, какими полезными бы они ни были. Нередко мы не замечаем таковой вид роста вообщем; он может длиться в течение более либо наименее длительных периодов времени, на 1-ый взор бесцельно, и потом новенькая форма деяния возникает будто бы ниоткуда.

Большая часть по-настоящему принципиальных вещей Введениеко второму изданию изучается таким макаром. В нашем обучении ходить, гласить, считать нет способа, нет системы, нет экзаменов и предписанных сроков, в которые мы должны уложиться, нет текущей, верно выраженной цели, которой необходимо достигнуть. Этот видимо бесцельный способ фактически не приводит к ошибкам обучения у нормально сформированного человека, и в таких критериях Введениеко второму изданию мы становимся зрелыми людьми, отлично образованными либо на сто процентов безграмотными. Формальное обучение с юношества и до взрослого возраста фактически упускает из виду тот факт, что есть методы обучения, которые ведут к развитию и зрелости фактически без ошибок. Формальное обучение больше касается того «что» преподается, а не «как»; его ошибки очень Введениеко второму изданию часты.

В этом мире есть учителя, без которых он был бы еще наименее приветливым, чем он есть. Неувязка в том, что их так не много, что человек быстрее выиграет в лотерею, чем будет иметь 1-го из их в качестве наставника.

Представленный ниже случай иллюстрирует способ, в каком не преподавание, а Введениеко второму изданию обучение самим учеником является главным. Допустим, я объясняю вам геометрическую аксиому; я рассказываю вам ее сущность, пробую спорить с вами, потом повторяю пару раз, то, что я произнес, до того времени пока вы тоже не можете ее повторить. Это — обучение, которое длится до того времени, пока Введениеко второму изданию вы не сможете сказать либо же осознать что-либо так, как я. В том, что касается развития и физического роста, способ обучения, который я вам только-только обрисовал, на мой взор, бесполезен. Чтоб вас научить, мне необходимо изобрести способ, который принудит вас мыслить о аксиоме так, как другой человек Введениеко второму изданию задумывался о ней до вас. Как учитель я могу ускорить ваше обучение, предоставляя вам возможность получения опыта в критериях, в каких человечий мозг учился вначале. Такое обучение просит большего, чем просто способность преподавать теорию, стоя у доски.

История, которую я вам расскажу, воссоздает ситуацию, приводящую к обучению, потом я расскажу о Введениеко второму изданию теории [стоящей за ней]. Я надеюсь, вы сами, в реальности, различите теорию до того, как я ее объясню. В конце обсуждения я отвечу на ваши вопросы.

Кто такая Нора | Моше Фельденкрайз. Случай с Норой

К содержанию

Предшествующая глава

Около 3-х годов назад я посещал Швейцарию. Я стал достаточно известным там благодаря своим Введениеко второму изданию радиоэфирам, и многие люди писали мне, включая одну даму, которая просила поглядеть ее сестру, Нору, отлично образованную и умную даму 60 лет, занимавшую высочайший пост и знавшую несколько языков. В один прекрасный момент с утра Нора нашла, что ей трудно подняться с постели; ее тело было мало неудобным, ее речь Введениеко второму изданию была немного замедленной и нечеткой. У нее не было другого выхода, не считая как оставаться в кровати.

Местный доктор заключил, что у нее, по-видимому, был тромб либо какого-то рода кровоизлияние. Спустя некоторое количество дней, чувствуя себя незначительно лучше, Нора поднялась с постели, но нашла, что ее Введениеко второму изданию речь нарушена; она могла гласить верно, но достаточно медлительно. Позднее, когда она попробовала прочесть утреннюю газету, все в один момент стало для нее мутным и она нашла, что не могла ни читать, ни писать. Ее окутала паника и ее расположили в нейрологическую клинику в Цюрихе, где сделали заключение, что вышло поражение Введениеко второму изданию левой части мозга. Потому что это было только нарушение кровообращения, была надежда, что улучшение произойдет само собой. Нора не была парализована, отмечалась только немного большая спастичность на одной стороне тела, чем на другой. С течением времени ее речь стала лучше, но чтение и письмо остались нарушенными. Она больше не Введениеко второму изданию могла написать свое собственное имя и также не могла прочесть его написанным либо написанным. Она держала карандаш в руке больше как инструмент, и даже когда держала карандаш верно, ей не удавалось ничего, не считая как черкать по бумаге.

После практически года, когда ни чтение, ни письмо не Введениеко второму изданию стали лучше, Нора возвратилась домой. Но даже в собственном своем доме у нее появились задачи нахождения пути. Она не могла найти двери и нередко натыкалась на мебель. Невзирая на все это, ее ум был практически не нарушен. Когда с ней гласили, ее глаза смотрели, будто бы ей было тяжело осознать Введениеко второму изданию, но в реальности, она все понимала и отвечала точно.

Когда она посиживала на стуле и говорила о чем-либо, она гласила и отвечала фактически нормально и для стороннего человека смотрелась обыкновенной. Но она мачалась от глубочайшей депрессии и время от времени проводила часы, ничего не говоря и Введениеко второму изданию не делая. Спала она прекрасно и время от времени засыпала в течение денька. Ей давали лекарства, чтоб уменьшить возможность появления тромбов в крови и избежать еще 1-го злосчастного варианта. Но, ощущая, что лекарства не очень помогали ей, она время от времени отрешалась их принимать. Когда ее сестра настаивала, ей ничего не Введениеко второму изданию оставалось как продолжать принимать их. В итоге, она повсевременно была подавлена и у нее практически не оставалось собственных желаний. Ей требовалось внимание деньком и ночкой. Когда я в первый раз увидел Нору, я не задумывался, что в ее случае можно почти все сделать. Но потому что я оставался Введениеко второму изданию последней надеждой для ее родственников, я положил ее на стол и начал инспектировать движения ее головы.

Может быть вы не думали о том, что голова — в отличие от ее содержимого — это очень принципиальная вещь; она переносит все телерецепторы, и то, как мы исполняем действие, связанное с нашими органами Введениеко второму изданию эмоций, оказывает влияние на то, как мы двигаем голову. Она может быть так напряжена, что чтоб ее повернуть, человеку приходится поворачивать все тело. Травмированная шейка, позвоночник либо мускула также воздействует на движение головы. Человек может ощутить это, если попробует подвигать голову другого своими руками: движения головы могут быть отрывистыми, не всегда плавными Введениеко второму изданию либо равномерными, или не производиться в одну из сторон. Время от времени случается так, что плавненько вращая голову 2-мя руками, она поворачивается на 10 градусов, но не далее; потом если ее повернуть назад в среднее положение пару раз, можно увидеть что голова сейчас начнет поворачиваться на несколько Введениеко второму изданию градусов далее. Это значит, что когда человек стоит прямо, движение головы повдоль горизонта также некорректно, зажато, неприятно либо ограничено по амплитуде. Глаза двигаются совместно с головой, но также могут двигаться относительно нее, до таковой степени, что неверное движение может быть приписано вначале очам.

Осмотр движений головы дает четкое понятие о Введениеко второму изданию том, как человек употребляет себя, также определенное понятие о сознании и осознавании обследуемого тела. Такое обследование служит сразу и для улучшения либо в качестве напоминания об улучшении движения головы; обследование и исцеление фактически схожи.

Обследование головы Норы, постепенное уменьшение силы моих прикосновений и движений для более узкой оценки воздействовало на Введениеко второму изданию мускулы ее шейки, и ее голова начала двигаться легче и поболее плавненько. Я ощутил, что она прекрасно отреагировала; ее лицо оживилось, глаза заблестели, ее подавленность равномерно пропала.

По мере того, как я исследовал ее ноги, руки, тело и грудную клеточку насчет свойства движений — не только лишь амплитуду, да Введениеко второму изданию и то, как просто они двигаются — она расслабилась еще более. Я нажал на пятку одной ноги и пристально следил, чтоб найти, могу ли я вынудить ее ноги передать движение тазу и через позвоночник, вовлечь в движение голову. Это является обычным только когда мускулы и скелет в норме. Если мускулы расслаблены и Введениеко второму изданию в обычном тонусе, не очень большенном и не очень небольшом, голова наклоняется, что служит признаком того, что скелет передает толчок от ноги подабающим образом (Что такое подабающим образом, а что нет, я объясню чуток позднее). После того, как я исследовал главные движения ее тела в течение Введениеко второму изданию 45 минут, Нора стала тихой, развеселой и смотрелась намного более обнадеживающе. Ее сестра и другие родственники в комнате увидели, что выражение ее лица, глаз и мимика лица стали практически нормальными.

Потом я усадил ее за стол, отдал карандаш и, держа ее руку в собственной, написал числа 3,4,7 и 9. Я направлял руку, которая Введениеко второму изданию держала карандаш и она могла читать числа, после того как написала их. Двигая ее руку, я написал числа опять, и спросил, что она писала. Она ответила «34». Ее родственники смотрели так, как будто не могли поверить, что Норе стало так лучше в течение 1-го урока, раз она могла писать числа Введениеко второму изданию и распознавать их. Они произнесли, что ничего подобного не было достигнуто во время предшествующего исцеления.

Я знал, естественно, что очень нередко такие пациенты могут читать числа еще легче, чем буковкы, это находится в зависимости от места травмы. Доктор Поль Брока, который был одним из первых, кто изучал случаи Введениеко второму изданию ранений головы во время войны и инициировал неврологические исследования, благодаря которым функционирование мозга стало пониматься лучше, нашел, что некие раненые в голову бойцы могли созидать фразу «27 июля» и не могли осознать ее значение, и в то же время у их не было заморочек с цифрами «27/7». Я знал эту разницу меж чтением букв Введениеко второму изданию и цифр и потому рискнул. Я решил не пробовать читать с ней что-либо, не считая цифр, чтоб избежать расстройства от вероятной беды.

После отдыха я попробовал опять. В сей раз я посадил Нору на стул и попробовал исследовать и сделать лучше движение ее глаз и головы Введениеко второму изданию. Я желал узреть, смогу ли я, мягко направляя ее голову, привести ее из положения сидя на стуле в положение стоя плавным и непрерывным образом. Поначалу она была негибкой, в особенности с правой стороны, и я не мог согнуть ее локоть, ее руку либо ногу; руки и ноги казались неподдающимися Введениеко второму изданию и жесткими как кочерги, как это обычно бывает при спастике. Я продолжал очень медлительно и мягко работать с сочленениями. Она реагировала достаточно отлично; движение головы стало мягеньким, плечи свободными, но их состояние все равно было дальним от обычного. Но, ее состояние стало лучше до такового, что она могла ощутить эти Введениеко второму изданию конфигурации.

Поначалу я повернул ее голову руками таким макаром, что глаза были ориентированы мало вниз, потом потянул мягко голову, следуя направлению шейного отдела позвоночника, что является обычным движением головы и глаз при вставании. Здоровый человек при совершении таких манипуляций встает без напоминания, он ощущает подсказку и действует в Введениеко второму изданию согласовании с ней. Но Нора казалась тяжеленной в моих руках, схожей столбу. Ее голова не понимала намека моих рук. Пытаясь опять и опять, делая движение и хватку рук все более мягенькими, мне удалось поднять ее с относительно маленьким усилием в положение стоя и потом усадить опять. Она скоро научилась Введениеко второму изданию распознавать давление, сообщаемое ее голове, как сигнал вставать и потом садиться вновь.

Наблюдатели задвигались и кто-то увидел, что если продолжать в таком духе, она скоро совершенно излечится. Со собственной стороны я считал, что может потребоваться год либо больше каждодневных уроков. Я веровал, что все может окончиться благополучно, но Введениеко второму изданию не будучи уверен, произнес им, что не считаю отправку Норы ко мне в Израиль неплохой мыслью. Ей придется лететь туда, это само по себе недешево, и потому что она будет в другой стране без познания языка, кому-то придется аккомпанировать ее и оставаться с ней. Чем они будут заниматься? Я мог Введениеко второму изданию давать уроки в течение получаса каждый денек, как я обычно делаю, но все другое время кто-то должен будет присматривать за ней до того времени, пока она не поправится довольно, чтоб обходиться без сторонней помощи. Вопрос, как успешными будут занятия, также оставался открытым.

На последующее утро, но Введениеко второму изданию, я получил телефонный звонок от ее семьи. После раздумий они решили, что отправка Норы в Израиль не значительно прирастит расходы по заботе о ней. Чтоб ухаживать за ней дома требовалось два человека — один на денек, другой на ночь, что само по себе очень недешево. За ней необходимо было Введениеко второму изданию повсевременно присматривать.
Когда она подымалась ночкой, она не могла найти дверь; нередко она натыкалась головой и приходила в паническое состояние от того, что не могла отыскать путь вспять к кровати. Деньком она пробовала выходить и не могла отыскать оборотную дорогу, либо не знала, куда она намеревалась пойти. Дома она Введениеко второму изданию повсевременно причиняла беспокойство. Всегда боясь, что с ней что-то может произойти, ее семья повсевременно звонила ей и спрашивала, как у нее дела. Они также были убеждены, что дома Норе только будет ужаснее. Если она отправится в Израиль, была возможность, что она поправится. Потому что у нее были некие Введениеко второму изданию сбережения и пенсия, они решили, что ей стоит поехать в Израиль, а ее братья и сестры будут по очереди за ней ухаживать. Они предпочли дать ей шанс, заместо того, чтоб избрать для нее неспешное угасание.

Я принял решение продолжить обследования до того, как совсем взять на себя ответственность. Я был Введениеко второму изданию должен дать осознать, что я не обещаю исцеления, но сделаю все, что в моих силах. Я бы не принял решения, если б у меня не было надежды, что все это предприятие имеет смысл.

Во время следующего обследования я попросил Нору лечь на кушетку. У нее появились значимые затруднения; она Введениеко второму изданию пробовала нащупать куда ей лечь, поворачивалась, но не могла принять решение. Я просил ее лечь на спину головой поближе ко мне, и я вновь повторил просьбу слово за словом. Было разумеется, что она слышала меня, но она или не понимала, или не могла просто выполнить движение. Я спросил Введениеко второму изданию у ее семьи, были ли они в курсе этой трудности и мне ответили, что обычно она ложилась в кровать по собственному желанию без заморочек. Сейчас я мог созидать, что я имел дело с ассиметричным функционированием 2-ух полушарий мозга. Вам будет легче смотреть за моими рассуждениями, если вы узнаете кое Введениеко второму изданию-что из истории исследовательских работ мозга.

В прошлом веке доктор Брока, чье имя я упоминал, при лечении ранений головы у боец увидел, что пуля либо кусок шрапнели, застрявшие в правом полушарии, приводили к параличу левой части тела. Такая же травма левого полушария сопровождалась потерей другой функции, а именно, речи. Скоро Введениеко второму изданию стало ясно, что у правшей речь контролируется левым полушарием, и потому травма левого полушария обычно приводила не только лишь к параличу правой руки либо ноги, но также к афазии либо утраты речи. Потому что число реальных левшей составляет только маленькую часть населения, изредка встречалось, что травма правого полушария приводила к Введениеко второму изданию потере речи. Бойцы, у каких наблюдался паралич с потерей речи после удаления пуль либо шрапнели из правой части головы, были реальными левшами.

Два полушария мозга не эквиваленты, не говоря уже о том, что они не схожи. Эту асимметрию интуитивно подразумевали многие люди. Российский физиолог Иван Павлов считал, что люди приемущественно Введениеко второму изданию или мыслители, или артисты. Игорь Маркевич, узнаваемый режиссер, в один прекрасный момент произнес мне, что твердо веровал в то, что левое ухо слышит мелодию, а правое больше анализирует структуру музыки и может отличить одну нотку от другой. Сейчас скопленные исследования Уилдера Пенфилда и поболее поздние работы Введениеко второму изданию Роджера Сперри по эпилепсии сделали принятыми познания о том, что правое полушарие держит под контролем такие функции как воображение, невербальную память и конкретное мышление, в то время как левое держит под контролем речь, письмо и абстрактное мышление.

Я вернусь к данной теме, когда буду обрисовывать работу с Норой. Вы на сто Введениеко второму изданию процентов можете оценить красоту того, что было изготовлено, когда узнаете некие детали отношения меж функцией и структурой в мозговой деятельности. На текущий момент довольно увидеть, что эти отношения лежат в базе затруднений Норы, и что я в конце концов согласился работать с ней, к облегчению ее семьи Введениеко второму изданию.

Выход из лабиринта | Моше Фельденкрайз. Случай с Норой

К содержанию

Предшествующая глава

Я возвратился в Израиль. В ожидании прибытия Норы я долго думал, как я делаю с каждым учеником либо пациентом. У меня нет стереотипной техники, которую я в готовом виде применяю к каждому; это против принципов моей теории. Я ищу и Введениеко второму изданию, если может быть, нахожу, главное нарушение, которое можно увидеть на каждой сессии и которое может быть при работе с ним уменьшено либо отчасти убрано. Я раз в день меняю положение и ситуацию с пациентом. Как вы могли додуматься из моих начальных обследований, я не повторяю механически манипуляции 1-го денька Введениеко второму изданию на последующий денек, но медлительно и прогрессивно прохожу через каждую функцию тела. Структура и функция тела связаны настолько тесновато, что нельзя их поделить либо работать с одной, не затрагивая другую. В свете предшествующего опыта с Норой я разработал свою программку в очень общих чертах. Я также подготовил себя к тому, чтоб Введениеко второму изданию изменять свои взоры при следующих обследованиях пораженных функций, и чтоб эти открытия направляли меня в моих оценках и моей каждодневной работе с данным случаем.

С самого начала я ждал огромные нарушения, чем те, которые нашел при собственных подготовительных обследованиях. Два пациента никогда не бывают поражены идиентично. Но Введениеко второму изданию, довольно особенно, когда пациент по всей видимости не очень поражен телесно и смотрится обычным интеллектуально, и в то же время так очень пострадали его чтение и письмо. На основании ее затруднений в нахождении пути ночкой и столкновениях с мебелью, я подразумевал, что некие другие фундаментальные функции также будут затронуты.

Когда Введениеко второму изданию Нору привели ко мне на осмотр, я начал кропотливо находить, какие еще ее возможности были нарушены. Она предпочитала гласить на германском, ее родном языке, и хотя мой германский не очень неплох, я также гласил по-немецки. Когда я попросил ее лечь на кушетку на спину, она опять начала серию Введениеко второму изданию маневров, которые я следил, когда осматривал ее в ее доме.

Во время работы с Норой я преподавал группе моих ассистентов. Каждый увлекательный случай, который мог дать им осознание моего способа, был на сто процентов представлен перед ними; таким макаром, исцеление Норы, которое должно было длиться несколько месяцев, нередко проходило в качестве Введениеко второму изданию семинара. Следует осознать, что я никогда не обременяю клиента присутствием даже приезжего доктора без его на то согласия. На собственных семинарах я работал с такими обучающимися, которые соглашались на присутствие наблюдателей и за это не платили за сеансы. Но даже с ними я также проводил сессии в личном порядке Введениеко второму изданию. Нередко обучающийся, когда у него исчезает беспокойство и мышечное напряжение, спонтанно вспоминает и ведает нечто такое, что он никогда бы не произнес в присутствии других. Потому для меня стало правилом проводить несколько уроков наедине, даже если получено согласие на присутствие аудитории.

Мои помощники следили, как Нора пробовала на Введениеко второму изданию ощупь лечь на спину, положить на кушетку одно колено, а потом другое, и так и не смогла этого сделать. Они считали, что она смущалась и потому смотрелась неуклюже, так как стеснение усугубляет способность отвечать на вербальные команды, также так как у нее не было заморочек делать то же действие по Введениеко второму изданию своей воле. В конце концов, после того как я снял ее туфли, мне пришлось посодействовать ей лечь на спину. В то время как я снимал ее туфли, я в один момент сообразил, что должен ясно показать своим помощникам, что неувязка не в стеснительности, а в заболевания. Мои Введениеко второму изданию помощники, кажется, считали, что я очень много теоретизирую.

Очень нередко в конце каждой сессии я сам помогаю клиенту перейти из положения, в каком он находился все это время, в положение стоя. К примеру, я помогу клиенту со значительными деформациями скелета либо травмами мускул встать и буду смотреть при всем этом Введениеко второму изданию, чтоб он оставался недвижным и пассивным до того времени, пока давление на его стопы не мобилизует рефлексивный акт стояния.

Одна из обстоятельств, по которой я делаю так, состоит в том, чтоб изменение организации и перестройка мышечного тонуса, достигнутые во время сеанса, не были потеряны при первом усилии Введениеко второму изданию человека, когда он встает, а он может при всем этом встать только своим обычным методом. Если урок вправду прошел отлично, он может даже ощутить боль, выполняя собственный обычный метод деяния своим модифицированным телом. Также, я желаю чтоб клиент понял часто поразительное различие в чувствах в положении стоя. Потому что эта разница Введениеко второму изданию создается шаг за шагом во время сеанса, ученик нередко не замечает постепенных конфигураций. Скопленный итог воспринимается как удлинение тела, вертикальность положения, летящая легкость и тому схожее.

Тогда вы поймете, почему в конце сессии с Норой я помещаю одну руку так, чтоб мое предплечье находилось под ее шейкой Введениеко второму изданию, а кисть под лопаткой, далекой от меня. Потом другой рукою я сгибаю ее колени, завожу предплечье над коленями и под их, так чтоб кисть оказалась поближе ко мне. В таком положении мне становится до боли просто развернуть человека на его ягодицах. Естественно, когда высшая часть тела и ноги находятся в воздухе, а Введениеко второму изданию тело согнуто, таковой поворот чувствуется как вращение колеса на его оси. Мои ассистенты-женщины могут поднять самых томных клиентов в положение сидя с легкостью и не задерживая дыхания при всем этом.

Я попросил Нору надеть туфли и пододвинул их поближе к ее ногам. Не выдавая собственного намерения, я Введениеко второму изданию расположил туфли так, чтоб пятками они были направлены от ее ног. Она поглядела на меня вопросительно, а потом попробовала просунуть ступни в туфли так, как они стояли на полу, и, естественно, ей это не удалось. Она также не могла переставить туфли необходимым образом, другими словами поместить левую ногу в Введениеко второму изданию левую туфлю и правую ногу в правую туфлю. Она просто не могла отыскать, каким образом какая туфля одевалась на какую ногу. После того, как она пробовала нащупать верный метод в течение 5 либо 6 минут, я посодействовал ей надеть обувь. Потому что ее беспокойство не вносило ничего конструктивного, я закончил Введениеко второму изданию этот процесс, чтоб не смущать ее еще раз перед помощниками. Передо мной была внушительная дама с интеллигентными искорками в очах, разумеется, влиятельный и вкупе с тем благородный человек, у которой не выходило надеть свои туфли.

Большая часть людей, следя за тем как Нора пробовала надеть обувь, могли быть поражены тем количеством Введениеко второму изданию некорректных методов, которые она испробовала. Вам может быть тоже стоит испытать разные неосуществимые методы, чтоб узреть, как трудно просунуть ногу в туфлю чисто случайным образом. Ориентация в пространстве и во времени задает направление и делает вероятной ловкость в том, чем мы увлечены. Полезно почувствовать ценность ориентации Введениеко второму изданию в согласовании с определенной целью по сопоставлению со случаем достигнутым фуррором.

Позднее я еще больше много сообразил степень нарушения телесного осознавания и ориентации у Норы. Ее родственники дома не понимали всю степень тяжести ее травмы — и они сами, и те, кто за ней ухаживал, одевали ей туфли на ноги Введениеко второму изданию, потому что Норе было тяжело сделать это самой. В конце концов, она была больна и ей требовалась помощь. В этот момент я нашел, что вся моя программка добивалась пересмотра. Сейчас я мог созидать, что даже усаживание на стул она не делала впрямую либо конкретно так, как ей требовалось. Заместо этого она пробовала Введениеко второму изданию усесться на край, надеясь, что по мере приближения ее тело окажется на стуле.

Мой упор на детали того, как Нора делала ту либо иную вещь, поможет вам осознать, как замечательны и заковыристы наши обычные методы функцонирования. Как их красотой, пользой, сложностью и простотой мы должны обучению. Энтузиазм от Введениеко второму изданию чтения детективной истории заключается не в сюжете, который мы обычно забываем, а в нашем сознательном либо безотчетном любопытстве относительно разгадки, кто в реальности сделал грех и каким образом. Случай с Норой — схожая детективная история, которая не могла быть решена без деталей.

Потому что я учил студентов, я Введениеко второму изданию пробовал дать осознать своим ученикам необходимость оценки травмы: до какого возраста регрессировали исследуемые нами функции? Примерное определение возраста, до которого регрессировал клиент — важная часть при планировании следующего восстановления. Рост значит последовательность конфигураций. Эту естественную последовательность нельзя развернуть в оборотную сторону либо поменять. Мы не можем обучить малыша кататься на скейте Введениеко второму изданию до того времени, пока он не научится ходить. Порядок предопределен и мы или будем его соблюдать, или потерпим беду. Мы так привыкли к разным явлениям, что последовательность их роста кажется нам естественной и мы не прекращаем считать, что это также и неизбежность. Мы знаем, что у Норы трудности с ориентацией Введениеко второму изданию в пространстве. Но как можно посодействовать при таких нарушениях, начиная с чего и делая что?

В конце сессии, когда случился инцидент с туфлями, я произнес Норе, что сейчас она может пойти домой. В комнате были три двери: одна была повсевременно заперта бруском, видимым через стекло двери; одна вела в другую Введениеко второму изданию комнату; через третью мои клиенты проходили в зал. 3-я дверь была с матовым стеклом, практически таким же огромным, как и сама дверь, через стекло было видно свет из коридора. Все же Нора направилась к двери, ведущей в соседнюю комнату, а не к двери, ведущей в коридор. Когда она Введениеко второму изданию нашла там необычную комнату, то попробовала отыскать верную дверь. Она стала прощупывать рукою на лево, до того времени пока не нашла ручку другой двери. Потом открыла ее левой рукою и ударилась головой о дверь.

В замешательстве она закрыла дверь, побагровела и воскрикнула: «Я не могу!» Ей было очевидно Введениеко второму изданию постыдно за свое поведение.
Как я уже произнес вам, она была интеллигентной дамой, и ее разговор не оставлял колебаний в ее интеллектуальных возможностях. Неувязка заключалась в ориентации в пространстве, внезапно проявившаяся в распознавании правого и левого.

Ориентация в пространстве — это абстрактное понятие и с ним нереально работать. Я не знаю, как Введениеко второму изданию сделать лучше функцию «ориентация в пространстве», но я знаю как посодействовать человеку различать правое и левое, как сделать лучше его ловкость и точность поворотов, и таким макаром, когда он станет делать движения отлично и точно, он, в реальности, сделает лучше ориентацию в пространстве.

Вы сможете считать, что ориентация Введениеко второму изданию в пространстве менее абстрактное понятие, чем осознавание тела. Осознавание тела — это более определенная концепция, включающая в себя кинестетическое чувство тела, другими словами чувство движения.
Пространственно-мышечно-временное чувство содержит в себе ориентацию и является принципиальным вспомогательным механизмом для движения. Движение разумного и здорового тела служит выживанию. Человеческое тело Введениеко второму изданию и его Я — либо его душа — неделимы. И все таки тело — вещественная база Я — это еще не все. Его осознавание происходит при обучении. Нам нужно научиться распознавать, что есть чувство правого и левого, которое потом мы будем использовать. Осознавание тела у Норы изменило ей, и она регрессировала до более ранешнего Введениеко второму изданию состояния.

Задавались ли вы когда-нибудь вопросом, почему двухгодовой ребенок не может надеть обувь? Либо, в каком возрасте он должен быть способен сделать это? Имеет ли вообщем возраст значение при всем этом, не считая того факта, что многие малыши владеют в таком возрасте этим навыком, а те Введениеко второму изданию, кто младше — не могут этого сделать? Что в реальности происходило в предыдущие годы, что сделало вероятным для человека в определенный момент одевать обувь без сторонней помощи? Для того, чтоб посодействовать кому-либо вернуть потерянную функцию, нужно точно ответить на эти вопросы самым суровым образом.


vvedenie-otkritoe-akcionernoe-obshestvo-dalnevostochnoe-morskoe-parohodstvo.html
vvedenie-otkritoe-akcionernoe-obshestvo-volzhskij-zavod-asbestovih-tehnicheskih-izdelij-vati.html
vvedenie-peremeni-neupravlyaemi.html